Rambler's Top100

[Новости]  [О проекте]  [Мастера]  [Правила]  [Материалы]  [Приложения]  [Заявки]  [Форум]  [Ссылки] [Архив "ВС-2003"]

Меморандум

Описание народов

Татары Найманы Кераиты Монголы

Описания народов

Татары

Татарских племен в Степи много. Только племена эти разрознены: «Черные татары» не любят «белых», а те, в свою очередь, «черных» просто презирают. Разница между ними только та, что одни живут ближе к китайской цивилизации и больше взяли от нее, а вторые живут старинными степными обычаями.
Долго татары были настолько сильны, что позволяли себе не заключать союзов, а воевать со всеми окружающими их племенами. Это было на руку Империи - стараясь обезопасить свои границы, Китай стравливал меж собой степные народности. Впрочем, китайцы могли и не утруждаться – татары ухитрялись напрячь отношения с любыми племенами. Изворотливые хитрецы, они не слишком заботились о долговременных интригах: нападали на китайские гарнизоны, травили как врагов, так и возможных союзников, продавали Китаю за шелк и золото вождей соседних народов Этой участи удостоился сын Хабул-хана и Маргуз – кераитскаий хан. Амбагай-хана (последнего монгольского хана) они тоже выдали Китаю. Но тем не менее с Империей они не дружат – напротив, Китай устраивает карательные экспедиции для уменьшения численности этих вероломных соседей.
С монголами у татар кровная вражда, с кераитами – глухая ненависть. Пожалуй, единственный народ, у которого нет счетов к татарам – это найманы, и то потому, что появились в степи недавно, да и границы их земель с татарскими не соприкасаются.
Зато праздники у татар особенно веселы и бесшабашны, а юноши – воинственны и горячи. Их набеги особенно кровопролитны и стремительны. И вопросы преемства власти у татар решаются быстро и четко: убили вождя – на его место становится его младший брат. Самому младшему из дядьев наследует старший из племянников. Лествичная система в действии!
Сейчас хоть татары и несколько потрепаны, их сила заставляет Китай нервничать. Кроме того, у них появился новый талантливый военачальник Мэгуджин-сеульту. Он полон амбиций и пытается сколотить из все-таки разрозненных татарских родов сильную орду, поглядывая в сторону Китая. наверх

Найманы

Китай называют Китаем, потому что однажды его завоевало племя киданей
Из истории

Кидани – предки найманов. И предки славные! Помимо захвата Северного Китая числится за ними и установленная там династия Ляо (Железная). Правда, чжурчжени наших киданей вышибли (основав там новую династию Цинь), чем и заслужили непримиримую ненависть всех киданских потомков.
Разбитое войско (именно войско!) во главе с военачальником Елюй Даши, отступив на запад, смогло слиться с местными племенами и установить там государство кара-киданей. Настоящее государство, с правителем и подданными, с чиновниками и писцами! Исторические летописи повествуют о том, как умиравший гурхан Елюй Даши назначил регентшей сына свою жену, как недовольная ее правлением часть кара-киданей отошла за горные хребты и слилась с некогда сильным, но теперь малочисленным племенем тикинов. Так и появилась в Степи народ с именем найманы. Который помнил, что в его жилах течет кровь завоевателей Китая!
Величие предков, создавших династию в великом государстве, дает найманам право смотреть на остальные племена немножечко сверху вниз. Неудивительно, впрочем, что остальным племенам этот взгляд не нравится и в Степи до сих пор относятся к найманам несколько отчужденно – не то чтобы чужаки, но ведь и не свои. Нарочито медлительные в своей важности, они еще и религию исповедуют не ту, которая принята в Степи – найманы большей частью приверженцы христианства.
Во главе народа найманов встал Инанч-хан – сильный, незаурядный человек. Общеизвестна была мудрость его, равно как и ненависть к кераитам.
Случилось так, что именно с кераитами спорят найманы за верховенство в Степи. Не то чтобы война (нет для этого у найманов преимуществ) – но набеги, интриги, политические заговоры, поиск сторонников – вот что определяет взаимоотношения двух равных по силе народов. Не раз Инанч-хану удавалось посадить на ханскую кошму в кераитском государстве своего человека. И только благодаря поддержке Есугея там правит сейчас кераитский хан Тогорил, а не найманский хан. Но претендент на власть, враг Тогорила – его родной дядя Эрхе-Хара - живет гостем у Инанч-хана. Понятно, что для Тогорила это постоянная династическая угроза.
Совсем недавно рядом с найманами появились меркиты. Инанч-хан с радостью принял меркитского хана Тохто-беки и остатки его племени и разрешил им кочевать на его землях, потому что его враг - Тогорил - признал обидчика меркитов Темучина своим названным сыном.
Да, найманы сильны, у них славное прошлое и они хранят еще остатки прежней роскоши и высокомерия представителей истинной цивилизации. Но - врагов много, Инанч-хан стар, а его сыновья Таян-хан и Буюрук-хан вместо того чтобы продолжать отцовскую политику, враждуют между собой. Сейчас только фигура Инанч-хана не дает найманам развалиться на два ханства. Что-то будет дальше с этим народом?

наверх

Кераиты

Большой народ, живущий южнее монголов долгое время не мог стать единым из-за грызни родовичей. И один из ханов нашел-таки выход – он скрепил свой народ единой религией – христианством несторианского толка. Хан этот, приняв имя Маргуз (т.е. Маркус - Марк), сумел собрать разрозненные роды в одно сильное племя и подмять под себя окрестные племена. С тех пор кераиты смогли занять главенствующие положение в степи. Власть по наследству Маргуз передал старшему сыну и велел ему поступить так же – в отличие от общепринятого в Степи обычая. Однако младшим сыновьям Маргуза это пришлось не по вкусу.
Многолюдное, богатое и культурное Кераитское ханство было окружено со всех сторон врагами, а родовичи вместо того, чтобы крепить державу, вступали в сделки то с найманами, то с меркитами, то с татарами. Сам Маргуз был неприкосновенным, его сын тоже правил без помех, но вот внуку Маргуза хану Тогорилу пришлось плохо. Царевича Тогорила при пособничестве его старших родичей дважды захватывали в плен. После этого он, взяв-таки бразды правления в свои руки, уничтожил двух своих дядьев, а на третьего – Эрхе-Хару (некогда объявленного гурханом) объявил охоту. Эрхе-Хара живет у найманов и не оставляет надежд на верховное правление у кераитов.
Тем более, что какая-то часть кераитской верхушки недовольна ханом Тогорилом.
Впрочем, есть у него и верные союзники. Еще в молодости, когда у Тогорила в очередной раз случились неприятности с подданными, ему на помощь пришел Есугей-Багатур, ставший его андой. Но Есугей умер, отравленный татарами. А Тогорил укрепился во власти над кераитами. У него растет наследник, Нилха –Сангум, у него есть двое названных сыновей – Джамуха, юный вождь джиджиратов и Темучин, сын Есугея. Недавно Тогорил помог Темучину против меркитов.
Хотя в христианнейшем степном племени кераитов сейчас мир, Тогорил чувствует угрозу не только от своего дяди Эрхе-Хары, живущего у найманов, но и от собственного сына, Нилха-Сангума, который недоволен, что отец скорее прислушивается к советам молодых анд Темуджина и Джамухи, нежели к его слову.
Кераиты подвластны Единому богу, но преданности и верности своему хану у них нет – они подчиняются скорее силе и здравому рассудку, нежели клятвам. наверх

Монголы

Никто в Степи не считает себя такими равными друг другу, как монголы. Их нежелание подчиняться, их стремление к воле – притча во языцех. Да, у них в каждом племени есть хан, в каждом семействе – отец. Однако и хана считают они всего лишь «первым среди равных», да и от отцов часто откочевывают богатыри, именуемые «людьми длинной воли», не желающие подчиняться установленным правилам.
Нежелание и неумение подчиняться единой власти у монголов издревле. Некогда один из старейшин монголов, Добун-Мэрган женился на красавице из племени хори-тумат - Алан-гоа. Дети их отделились от племени. После смерти мужа Алан-гоа родила трех сыновей, по ее словам, от светло-русого человека, испускавшего свет (великий Теб-тенгри). Их потомки заняли в степи главенствующее положение. Их стали называть нирунами и из их среды выбирали ханов Монголов.
Только очень сильные люди – вроде Хабул-хана или хана Амбагая - могли стоять во главе этих гордых и неуступчивых племен. Хан избирался на всенародном курилтае пожизненно, а выборы нового хана - долгое дело, грозящее интригами и кровопролитием. После смерти Амбагай-хана так никого и не подняли монголы на белой кошме – и сейчас каждый глава рода подчиняется только самому себе и все они равны перед Небом.
Казалось, Есугей, отец Темуджина – наиболее реальная кандидатура: внук предыдущего, соратник последнего хана, любим войском, удачлив в походах, но смерть от татарского яда решила все за курилтай. С тех пор так и не могут договорится монголы, новый хан не выбран, никто не хочет уступить соседу.
Тайджиуты Самый большой по численности род, он же и самый влиятельный. Они все никак не изберут себе единого предводителя. Сейчас наиболее влиятелен нойон Таргитай-Кирилтух, старинный недруг Есугея, заковавший в свое время Темуджина в колодки. Тайджиуты острожные люди, ищущие своей выгоды во всем. Они предпочитают нападать только на тех, кто точно не окажет им сопротивления. С кочующими рядом найманами предпочитают дружить, не препятствуя в их войне с кераитами, но и не помогая в ней.
Джилаиры – племя утэгу-богол (так называются племена, попавшие в рабство к какому-либо роду или племени, и потомственно ему служащие). После смерти Есугея джалаиры формально подчинены Таргитай-Кирилтуху. Многим из них это не по нраву.
Джиджираты. Происходят от беременной женщины, которую захватил Бодоначар, сын Алан-гоа, то есть нирунами не являются. Во главе их стоит молодой, но уже многими уважаемый хитроумный Джамуха-сэчен, анда (названый брат) Темуджина. Несмотря на молодость, Джамуха уже считается сильным вождем и хорошим военачальником, привлекая к себе свободных нойнов, даже Тогорил прислушивается к его словам, считая своим названным сыном. После недавнего совместного похода на меркитов (возвращение Темуджином своей жены Борте) названые братья кочуют вместе.
Орда Темуджина. Совсем недавно, когда Темуджин отправлялся за помощью к хану Тогорилу, он оставил дома 9 человек, а его табун состоял из 7 лошадей. Сейчас же за его плечами признание Тогорилом его названным сыном, участие в разгромном походе на меркитов и возвращение жены. Темуджин кочует вместе с Джамухой, принимает к себе людей, желающих к нему присоединится (в основном людей длинной воли). наверх

И все бы было хорошо, но…

«В полном мире и согласии прожил Темуджин с Джамухой один год и половину другого. И уговорились они откочевать из того нутука, в котором жили, в один и тот же день. Тронулись они 16-го числа, в день полнолуния первого летнего месяца. Темуджин с Джамухою вместе ехали впереди телег. И говорит Джамуха: "Друг, друг Темуджин!


Или в горы покочуем? Там
Будет нашим конюхам
Даровой приют!
Или станем у реки?
Тут овечьи пастухи
Вдоволь корм найдут!"

Не понимая этих слов Джамухи, Темуджин незаметно поотстал от него и стал поджидать телег, шедших в центре кочевого круга. Как только те подошли, он и говорит матери Оэлун: "Вот что мне сказал анда Джамуха:


Или в горы покочуем? Там
Будет нашим конюхам
Даровой приют!
Или станем у реки?
Тут овечьи пастухи
Вдоволь корм найдут!"

Не понимая, что он хочет этим сказать, я ему ничего не ответил и думаю себе, спрошу-ка у матушки?" Не успела ещё Оэлун-эке слова молвить, как говорит Борте-учжин: "Не даром про твоего анду Джамуху говорят, что он человек, которому всё скоро приедается! Ясно, что давешние слова Джамухи намекают на нас. Теперь ему стало скучно с нами! Раз так, то нечего останавливаться. Давайте ехать поскорее, отделимся от него и будем ехать всю ночь напролёт! Так-то будет лучше»

Мы знаем, что произошло, но почему это случилось, мы можем только догадываться. Факт остается фактом пути анд расходятся, чтобы потом сойтись только по разные стороны поля боя.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100