Rambler's Top100

[Новости]  [О проекте]  [Мастера]  [Правила]  [Материалы]  [Приложения]  [Заявки]  [Форум]  [Ссылки] [Архив "ВС-2003"]

Легенда I

* для получения справки наведите мышку на слово, отмеченое жирным шрифтом.

Приложения

Во главе двух сотен воинов  племени  джаджират  юный Джамуха  приближался  к аилу хана кераитов. На нем был шлем из толстой бычьей кожи, обложенной узкими  железными  полосками, чешуйчатый  куяк;  на  шелковом поясе (подарок хана Тогорила) висел  нож  и кривая  сабля в зеленых  ножнах. Его воины были одеты  много  проще,  однако  оружие,  правда  без всяких украшений, было у всех. Над алгинчи - передовым - трепетал туг из белых конских хвостов.

Солнце поднялось от земли на три копья, когда  они  въехали в аил кераитов. Огромная площадь перед ханским шатром была запружена всадниками  в  боевых доспехах. Хан собрал  воинов  не  для отражения врага, не для похода на чужие улусы, а для торжественной встречи посла государя найманов - полководца Коксу-Сабрака. Перед  этим  Тогорил побывал в столице китайского Императора, обещанием платить дань и богатыми подарками купил у Сына Неба согласие помогать в борьбе с любыми  врагами.
Врагов у Тогорила хватает, но самый главный и опасный - хан найманский.

В толпе воинов началось  движение. Они  выстраивались,  образуя  перед входом в гэр узкий проход. В первых рядах становились воины  в  железных шлемах и шерстяных накидках, за ними  -  одетые  похуже, в кожаных шлемах или просто в шапках.
Соскочив с коня, Джамуха почтительно поклонился хану.
-  Почему ты прибыл только сегодня?
-  Дорога дальняя. Лошади устали.
-  Вот это-то и плохо!-  Хан  посмотрел  на  запыленные  лица  воинов.-
Усталые люди, потные лошади... Что скажет посол? Ему станет ясно: я спешно
собрал воинов со всех концов своего улуса.  Это  все,  что  у  меня  есть,
подумает он. Поставь своих воинов в задние ряды!
Нукеры Джамухи были недовольны. Их поставили позади боголов - рабов  -
племени кераитов. А они не рабы...

Но тут на холмике появились всадники.
И вот уже найманский посол Коксу-Сабрак  остановился  в  двух  шагах от Тогорила, в знак уважения к хану приспустил пояс с мечом, аккуратно перешагнул через порог и только после этого  ступил  на  войлок,  склонил голову в поклоне:
-  Мой повелитель, отважный и мудрый Инанча-хан велел передать, что  он любит тебя, как дядя своего племянника.
Ноздри у хана Тогорила затрепетали, глаза гневно сузились,  руки  легли на золотой пояс.
-  Я по отношению к великому  Алтан-хану  китайскому  сын!  Разве  твой повелитель признан братом Алтан-хана, чтобы называть меня племянником?
-  Кто осмелится  сравниться  с  величием  и могуществом  сына  неба!- воскликнул Коксу-Сабрак.- Но его от нас отделяет много дней пути,  а  наши нутуги лежат рядом, наши лошади пьют воду из одних и тех же рек.
Лукавый Сабрак ловко спрятал в обертку из вежливых слов угрозу. 
Тогорил поджал губы, обвел взглядом ряды нукеров, ощетинившихся копьями,
чуть наклонился к Сабраку.
-  Когда у человека есть отец даже в дальнем аиле, он  ближе  сердцу,
чем дядя в соседней юрте. Мне жаль, что твоему мудрому и почитаемому  мною
повелителю незнакома такая простая истина.  Готов  по-братски  помочь  ему
уяснить эту, а попутно и другие истины.

   Однако посол есть посол! Тогорил пригласил посланников хана, старших нойонов  в гэр, и здесь за чашами с кумысом начался главный разговор.
Сабрак повел речь о том, что степные племена монголов и чжуркинцев, тайджиутов и меркитов беспрестанно враждуя друг с другом, заливают землю кровью, от них нет покоя улусам  мирных  народов. Налеты, грабежи чаще всего остаются безнаказанными. Татары совершенно не признают границ.  Налетели  -  исчезли. Преследовать их все равно что гоняться на лошади за мышами. Так бесконечно продолжаться не может. Пришло время взнуздать нойонов  степных  племен.  А сделать это можно лишь объединенными усилиями.
На опорном шатровом столбе, увитом разноцветными лентами, висел большой
бронзовый крест. Тогорил поднял глаза на крест и сказал кратко:
- Не нам менять установленное господом богом.
Он думал о своих аилах. О своем родном сыне Нилха-Сангуне. О приемном сыне Джамухе, о юном Темучине, который обещает вырасти великим воином, как и его отец Есугей – названный брат Тогорила.
Вольные племена чаще всего  беспокоят  найманов.  Мир  в  степях приведет к тому, что найманы  усилятся,  но  именно  этого  Тогорил  желал меньше всего _– несмотря на то, что те тоже были христианами и тоже не допускали к себе буддистов.
Вежливость требовала чтобы гость был накормлен, равно как и его нойоны. Еду – привычную в Степи и привезенную из далекого китайского царства – разносили согласно обычаям. Для развлечения гостей улигэрчи, подыгрывая себе на хуре пели лукавые, веселые песни, рассказывали старинные  улигэры, где  говорилось  о храбрых  багатурах,  которые  умели  отражать  врагов,  хранить дружбу…
Утро казалось веселым и ясным. Но в делах не наступило ни малейшего просвета. И вскоре самому последнему харачу стало ясно: посольство не удалось. Мир между кераитами и найманами так не был заключен.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100