Rambler's Top100

[Новости]  [О проекте]  [Мастера]  [Правила]  [Материалы]  [Приложения]  [Заявки]  [Форум]  [Ссылки] [Архив "ВС-2003"]

МАТЕРИАЛЫ

Мастерские разработки

Монгольская календарная система

Монголия. Краткое географическое описание.

Архетипы и культурные коды. Время и пространство...

Древнемонгольский этикет

Пища и связанные с ней элементы культуры

Краткий анализ религиозных верований

Монгольские имена

Монгольский национальный костюм

Монгольские праздники (update)

Традиционное жилище монголов

Традиционные монгольские верования

Свадебные обряды

Рассуждение о времени на игре

Мастерские разработки

Архетипы и культурные коды. Время и пространство в представлениях монголов как повод для предположений о причинах «имперского взрыва» монгольской культуры.

Константин Галанцев

Каждый народ, на протяжении своей истории создавая свою собственную культуру, формулировал и свои собственные представления об устройстве мироздания. Соответственно, важнейшими категориями этнической культуры становились и представления о времени и пространстве как основополагающих понятиях, определяющих бытие человека, общества, окружающего мира.

Разумеется, в культуре каждого этноса сочетались как общие для всех народов элементы верований, диктуемые самим фактом пребывания на одной планете, так и специфически этнические особенности, определенные воздействием совокупности исторических, географических и иных факторов. Понятно, что именно это сочетание общих природных закономерностей и особых локальных условий развития и создавало то этническое разнообразие, которое было характерно для развития человечества, пока уровень межцивилизационного информационного обмена был ниже, чем уровень внутрицивилизационных процессов генерирования и обмена информацией.

Монголы в средние века – это этнос, способный к восприятию иноцивилизационной информации, активно таковую потреблявший и переваривавший, но сквозь призму своей очень сильной в тот период этнокультурной традиции. Иначе говоря, монголы предимперского периода представляли собой открытую систему с сильной и гибкой внутренней структурой, способной (до определенной степени, как и все системы) видоизменяться, оставаясь неизменной.

Возможно, в этом состоит одна из причин произошедшего исключительно резкого перехода монголов к имперскому, – то есть всемирному – типу общественного сознания, вспышки военно-государственной активности, и, главное, успешности этого взрывного процесса становления монгольской империи. Если это предположение верно, то и причина недолговечности самой империи, причина ее сверхбыстрой с исторической точки зрения эволюции в этническую химеру, угасания самого монгольского этноса до племенных величин, состоит в той же открытости, когда процесс усвоения иноцивилизационной информации в определенный момент исторического времени оказался выше способности этнической системы к сохранению своей структуры. То есть: победы и поражения, взлет и падения монголов с точки зрения теории систем имеют одну и ту же причину, и причина эта называется так – избыточная по сравнению с прочностью внутренней структуры информационная открытость. Доказательством от противного может служить история китайской культуры, переварившей за время своего существования огромное количество иных культур и этносов (в том числе и тех, что один за другим были собственно носителями китайской культуры) именно по причине фантастической устойчивости своей традиции, обусловленной, видимо, устойчивостью иероглифического способа шифрации этико-культурных понятий.

В этой связи характерно наличие в монгольской культуре уже в рассматриваемый период значительного объема культурных кодов, категорий и понятий иноцивилизационного, и, прежде всего, китайского, происхождения. Особенно важно, что влияние великих соседей присутствовало и в таких важнейших для всякой культуры архетипических пластах, как представления о времени и способах его измерения, которые, включая календарные системы, находились под влиянием китайской традиции. Не пытаясь провести аналогии (полных аналогий вообще не бывает), хочу напомнить, что, например, для Руси-России, всякое существенное изменение системы учета и измерения времени было одним из ярких признаков изменения этнокультурной доминанты: формирование земледельческого календаря древних славян и появление первых славянских государственных образований, переход на византийский календарь и распространение православия как доминирующей религии древнерусских городов, объединение сельского земледельческого календаря с календарем церковным и государственный подъем православной Московской Руси, европеизация русского календаря и становление Российской империи, переход на летоисчисление «по новому стилю» и попытка советской глобализации. Это все этапы и вехи серьезных изменений существовавший на каждый момент исторического времени этнокультурной доминанты.

Таким образом, возвращаясь к нашей теме, можно говорить о мировоззрении монголов как о системе, в которой до поры до времени находились в симбиозе различные по происхождению, возрасту, энергии и состоянию этнокультурные подсистемы, относительно гармонизированные для конкретных условий Великой Степи, но потенциально угрожающие внутрисистемным конфликтом вплоть до распада и превращения в химеру в случае адаптационного стресса при расширении или смене традиционного ареала обитания. Что и произошло, по моему мнению.

Итак, не вдаваясь в технические детали, уже достаточно качественно изложенные в работе А. Иванцова, выделим несколько основных слоев в монгольском мировоззрении, относящихся к пониманию категорий времени и пространства.

  1. На мифологическом, историческом и бытовом уровнях общественного сознания монголы различали, но не разделяли понятие «время» от понятия «пространство». Для монгольской традиции было характерно сохранение внутренней целостности мировосприятия, включенности в мироздание, ощущение своей принадлежности к нему. Одним из проявлений этого можно считать доминировавшую методу определения единиц пространства в единицах времени (от стоянки одного рода до стоянки другого столько-то дней пути, например: «одна кочевка» – 10 км, «день езды верхом» – 30 км, и так далее), а также измерение отрезков времени через достаточно постоянные и наглядные фазы наблюдаемых природных процессов (движение солнечного луча через дымовое отверстие юрты по различным частям ее внутреннего пространства).
  2. Различение двух типов времени – сакрального, времени первотворения, застывшего и неизменяемого в категории навсегда прошедшего, описанного в соответствующей мифологии; и времени эмпирического, исторического и бытового, существующего здесь и сейчас, населенного предками и родичами, требующего измерения и учета в повседневной жизни. При этом два типа времени не проникали и не противоречили друг другу, существуя как бы в разных плоскостях, но в схожих по устройству циклах.
  3. Существование нескольких систем измерения времени одновременно: собственных и заимствованных. К заимствованным системам относятся 12-летний звериный цикл и 60-летний календарь. С календарями этого типа связаны появление хронологии как таковой, фиксация исторических событий, осознание ритма истории. К собственно монгольским относится годовой двухсезонный календарь, основанный на следовавшим климатическо-ландшафтным особенностям и ритмам хозяйственной жизни разделении года на период весны-лета и осени-зимы. Представление о четырех сезона существовало, но было расплывчатым и подчиненным. Год включал в себя 12 лунных месяцев по 30 дней в каждом, древние названия которых восходят к наблюдениям за характерными природными явлениями.
  4. Существование систем отсчета временных отрезков, основанных на наблюдении за поведением животных, постоянно обитающих в данном ареале. К ним относятся системы отсчета на основании выделения 7 периодов сезонной активности тарбагана, а также определение 5 отрезков дневного времени суток на основании его дневной активности. Сюда же относятся измерение отрезков времени на основании циклов хозяйственной деятельности, привязанной к биологическим циклам домашнего скота, например, к 6-кратному доению кобылиц за сутки.
  5. Существовали системы отсчета на основании наблюдений за движением солнца на небосводе. При этом необходимо отметить еще и проявление уже отмеченной связи между измерениями времени и пространства, выражающееся в способах ориентации в степи в дневное (по солнцу и ландшафту) и ночное (по звездам, луне и ландшафту) время.
  6. Для обозначения небольших фиксированных отрезков времени использовались выражения, основанные на общеизвестных и стандартных хозяйственных процедурах. Например, время установки юрты – около 1 часа, время дойки овцы – около 10 минут, время кипения одного котла чая – 8-10 минут, время выкуривания одной трубки – 3-5 минут.
  7. Пространство делилось на свое, освоенное и обитаемое, и чужое, находящееся за пределами своего и потому потенциально враждебное.
  8. Юрта воспринималась как центр освоенного, своего пространства. Поэтому юрта несла, прежде всего, сакральные, а уже потом хозяйственные функции. В этом смысле юрта представала одновременно и как центр доброжелательной вселенной, и как модель, образ мироздания, и как священный символ, от обращения с которым зависит благополучие рода и каждого родича. Соответственно, внутренняя структура юрты и поддержание в ней установленного порядка являлись основой всего бытия рода и залогом его существования, а нарушение или несоблюдение таковых воспринималось как реальная угроза. Способная нарушить миропорядок, исказить установленную структуру пространства и привести к великим бедам. Совсем не так наивно, кстати.
  9. В типологии пространства юрта воспринималась как организующий элемент. Очаг, вокруг него юрта, вокруг нее хозяйственная территория, затем ближние и дальние пастбища и пути к ним, затем характерные для местности ориентиры, обозначающие границы обжитого пространства – как бы система концентрических кругов, поясов освоения, монгольский космос, противостоящий хаосу, что, кстати, проявляется и в круговом построении кочевий и ставок.
  10. В организации пространства монголы особое значение придавали симметрии и иерархии пространства. Четко различаются и противостоят друг другу правое и левое, мужское и женское, верх и низ, север и юг. Это относится не только к юрте, где присутствует в концентрированном виде, но и к пространству как таковому.
  11. Характерным является сходство топонимики и топографии всех стоянок и кочевий, то есть наиболее освоенных частей пространства. Соответственно, все сезонные стойбища из года в год располагались в одних и тех же местах, что еще раз подчеркивает цикличность монгольских представлений о времени и пространстве.
  12. Сходная топография порождала сходную топонимику. Поскольку юрта, аил или хотон воспринимались как центр мира и точка отсчета, то вокруг лежащие ключевые для ориентации элементы ландшафта обозначались в соответствии с той же методой, отсюда обилие южных (передних) и северных (задних) гор, западных и восточных ущелий и так далее. При наименовании следующих опорных точек ландшафта использовалась градация по цвету (Красная гора, Желтый источник), по выделяющим признакам (Хвост-гора, Три горы), по сходству зрительных образов, по памятным событиям, что близко к топонимической практике других народов.
  13. Для обозначения освоенного пространства использовались специальные маркирующие сооружения. Такие сооружения назывались «обо» и представляли собой кучи камней, устанавливавшиеся в честь родовых и местных духов на приметных точках ландшафта. «Обо» выполняли собой одновременно и функции некоего подобия святилища, и приносимой жертвы. В установленные дни в этих местах совершались особые жертвенные ритуалы. Таким образом, в мировоззрении монголов мы видим как свои особенные, так и общие для многих этносов способы ориентации во времени и пространстве, осмысления этих категорий, служивших, в том числе и основами для формирования этики и морали. Главной же характерной особенностью средневековых монгольских представлений о времени и пространстве является наличие живой и одновременно архаичной традиции и практики, наилучшим образом выраженной в сказанных совершенно по другому случаю словах Л.Н. Гумилева: «Смерть есть единственный способ отделения пространства от времени».

К началу


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100